Среда, 23 Декабрь 2015 17:42

«…А весной я возвращаюсь в Мценский уезд Орловской губернии, в село Спасское…»

Автор Наталья Дараган
Оцените материал
(6 голосов)

о последнем приезде И.С. Тургенева на родину в 1881 году

«Что ни говори - а мне все-таки моя Русь дороже всего на свете - особенно за границей я это чувствую».

Для дорогих гостей

Великий русский писатель Иван Сергеевич  Тургенев в своей жизни много путешествовал. Видел экзотические красоты Швейцарии, величественные памятники Италии. Любовался многочисленными достопримечательностями Парижа, наслаждался зеленью, особой чистотой воздуха и целебными водами Баденских курортов. Но  близкими и дорогими для него всегда оставались «возлюбленный Мценский уезд», «милое Спасское». «Но весна придет, и я полечу на родину, где жизнь молода и богата надеждами. О, с какой радостью увижу я наши «полустепные места»!» - писал Тургенев друзьям. 

С таким же желанием и нетерпением писатель торопился на родину и в 1881 году.  К этому событию он готовился тщательно. Велел отделать заново дом, закупить новую мебель, устроить комнаты для гостей. Тем летом Тургенев пригласил в Спасскую усадьбу  семью своего близкого друга, поэта и художника Якова Петровича Полонского.  С Полонским Тургенев познакомился еще в сороковых годах XIX века. Дружба с ним не прерывалась до последних дней жизни писателя. Иван Сергеевич с большим участием следил за поэтической деятельностью Якова Петровича, внимательно разбирал его стихи. Приглашая друга и его семью в свое имение, Тургенев постарался сделать все, чтобы они чувствовали себя там как дома.                                                                             

В  свою родовую  усадьбу  писатель прибыл, как оказалось, в последний раз в своей жизни, в конце мая 1881 года.         

«Я со вчерашнего дня здесь, - писал Тургенев друзьям, - и хотя нога все еще болит – да и поясница разболелась – и погода ужасная (нынешней ночью такая была буря – что, казалось, крыша слетит с дома) – а все-таки я рад, что попал в «пристанище».  

Погода действительно не баловала обитателей Спасского теплом,  но зелень в парке была свежа, молода, сад цвел и благоухал ароматами.  Я.П. Полонский писал в воспоминаниях: «Мы ложились рано и вставали не поздно. Тургенев просыпался раньше всех, уходил смотреть вновь строившиеся конюшни, или бродил по саду, или, стоя на террасе, кормил белым хлебом воробьев…».

После обеда писатель любил отдохнуть на диване «Самосон». В это время к нему прибегали дети Полонского и просили рассказывать им сказки. Иван Сергеевич  очень любил детей, охотно общался с ними. Он был мастером сочинять сказки и разные истории для них, обладал богатой фантазией и воображением. А по вечерам, когда случались ясные погожие деньки, сам хозяин и его гости совершали прогулки по парку. Сад наводил писателя на множество воспоминаний, связанных с детством. То своим спутникам он «рассказывал о какой-то театральной сцене, еще при жизни отца его сколоченной под деревьями, где во дни его детства разыгрывались разные пьесы и где собирались гости».  То  видел себя «маленьким мальчиком, бегающим по аллеям – прячущимся среди грядок и ворующим там землянику»; то вспоминал место, где сидела первая убитая им ворона.

Друзья по литературному цеху

Предаваясь отдыху, Тургенев не забывал и о писательском труде. В этот период он работал над повестью «Песнь торжествующей любви». Полонский вспоминал, что обычно  Иван Сергеевич писал утром между прогулкой и завтраком, а иногда вечером после чая.    В это время никто старался не заходить к нему в кабинет, чтобы не мешать.

Привычный распорядок  дня нарушал лишь приезд  гостей. Летом 1881 года Тургенева в родовой усадьбе посетили многие друзья и знакомые.

В конце июня приехал Дмитрий Васильевич Григорович (писатель, автор повестей «Деревня», «Антон Горемыка»). В далеком 1855 году он уже был гостем Спасской усадьбы вместе с собратьями по перу А.В. Дружининым и В.П. Боткиным. Веселое это было время. Все были молоды, полны сил и энергии. С большим воодушевлением разучивали роли из фарса «Школа гостеприимства» собственного сочинения, зрителями которого стали соседи-помещики, специально приехавшие посмотреть, как играют молодые литераторы. Дмитрий Васильевич вспоминал и о том, как беззаботно они гуляли по парку, выезжали в лес. С тех пор прошло много времени. Все постарели, многих уже не было в живых.

Григорович оставался в Спасском несколько дней. Много говорили о литературе. Слушали рассказы Тургенева о знакомых ему писателях, обсуждали, спорили.  Полонский записал в воспоминаниях: «… прибытие Григоровича  придало нашим беседам несколько литературный оттенок».

Л. Толстой и В. Ладыженская

Наведывались в усадьбу и другие гости. По приглашению Тургенева Спасское посетил   Лев Николаевич Толстой. Получилось так, что он перепутал дни, и лошади за ним не были посланы. Нанятый ямщик очень долго блуждал и только к часу ночи кое-как добрался до усадьбы.  «Тургенев еще не ложился спать и писал. Удивление и радость его – видеть графа у себя - была самая искренняя. В столовой появился самовар и закуска. Беседа наша продолжалась до трех часов пополуночи», - вспоминал Полонский. Давно были забыты прежние ссоры и недоразумения, случившиеся между писателями еще в далекой  молодости.  И Тургенев, и Толстой стали мудрее, сдержаннее. Лев Николаевич рассказывал о том, как он ходил на богомолье в Оптину пустынь, в простом крестьянском платье и в такой же обуви.

«Рассказ его был очень интересен. Граф никому из нас не навязывал своего образа мыслей и спокойно выслушивал возражения Ивана Сергеевича». «Все время, пока Толстой был в Спасском, я не слыхал ни разу, чтобы он спорил. Если он с кем-нибудь и не соглашался – он молчал, как бы из снисхожденья. Я видел его как бы перерожденным, проникнутым иною верою, иною любовью», - писал Полонский.

Тургенев вспоминал подробности пушкинских торжеств 1880 года в Москве, рассказывал с увлечением о международном литературном конгрессе в 1878 году, на котором он был избран вице-президентом, а президентом был французский писатель Виктор Гюго. Эта беседа очень интересовала Толстого. Тургенев умел увлечь собеседников своим рассказом, в котором даже мелочи были изложены так, что приобретали большое значение. Широко образованный человек, остроумный собеседник, Тургенев высказывал оригинальные суждения по многим вопросам.

Играли также в шахматы. Толстой был достойным противником опытного шахматиста Тургенева, но и ему приходилось признавать себя побежденным.

Два дня пребывания Толстого в имении Тургенева были приятны и полезны для обоих писателей. Они не могли и подумать о том, что это их последняя встреча в Спасском.

В то памятное лето гостями Тургенева были не одни лишь именитые писатели, но и те, которые только вступали на этот нелегкий путь. Иван Сергеевич бескорыстно заботился о молодых дарованиях, оказывал  им поддержку и участие. Неслучайно многие начинающие писатели, побывавшие в Спасском, сохранили добрую память об усадьбе и ее хозяине.    

Одной из таких была писательница В.В. Ладыженская. Иван Сергеевич очень обрадовался ее визиту. Тургенев выделял ее из общего ряда желающих попробовать свои силы на литературном поприще:  « …уж очень мало она походит на обыкновенное литературное посестрие. Здоровья железного, кровь с молоком, сама управляет имением, весела, проста, умна… Бой-девка, славная». По словам Полонского, в Ладыженской Тургеневу нравились характер, энергия, близость к практической жизни.

 «Савинская комната»

Посетила Тургенева  в родовой усадьбе и известная актриса Санкт-Петербургских императорских театров Мария Гавриловна Савина. Писатель познакомился с ней в 1879 году в Петербурге, в то время, когда она играла роль Верочки  в спектакле по пьесе Тургенева «Месяц в деревне». Иван Сергеевич был покорен игрой актрисы. С тех пор он  с большим интересом следил за сценической деятельностью Савиной, не переставал восхищаться ее «дивным талантом». Мария Гавриловна делилась с Тургеневым своими переживаниями, рассказывала ему о своих тревогах, затруднениях, сомнениях.

Иван Сергеевич много раз приглашал Савину погостить у него в Спасском. Узнав о согласии актрисы, он стал готовить комнату для приезда дорогой гостьи. Была приобретена более удобная мебель, куплены принадлежности  дамского туалета.

Савина приехала в Спасское в середине июля. Тургенев много рассказывал актрисе о своем писательском труде. Читал самые задушевные стихотворения в прозе, новую повесть «Песнь торжествующей любви».                                                                                                                      С большим вниманием прислушивался Тургенев к мнению актрисы о его пьесах. Писатель сам был суровым критиком своих опытов в драматургии, видел в них много недостатков, считал их более пригодными для чтения, чем для постановки на сцене. Успех «Месяца в деревне» приписывал удивительному таланту Савиной, ее способности воссоздать на сцене то, что недосказано автором, как это и было, по его мнению, в исполнении образа Верочки.

В честь актрисы Тургенев устроил праздник для крестьян. Тургеневу хотелось показать Савиной своеобразие крестьянских костюмов, народных песен и танцев. Крестьяне водили хороводы, пели и плясали. Это было в последний вечер пребывания  Марии Гавриловны  в усадьбе писателя. На следующий день она уехала. А вскоре после ее отъезда  Тургенев  написал: «Ваше пребывание в Спасском оставило неизгладимые следы.  В эти пять дней я еще короче узнал Вас - со всеми вашими хорошими и слабыми сторонами – и именно поэтому еще крепче привязался. Вы имеете во мне друга, которому можете довериться. Комната, в которой Вы жили, так навсегда и останется Савинской».

«Когда вы будете в Спасском…»

Так незаметно за прогулками, беседами, чтением книг и приемами гостей пролетело лето. Иван Сергеевич вновь собирался за границу, к своим французским друзьям.  Уезжая,  мечтал, что лето следующего года обязательно проведет в родной усадьбе. Но случилось так, что весной 1882 года Тургенев тяжело заболел. И уже не смог приехать на родину,  однако, по его настоянию, семья Полонских снова проводила лето в Спасском. Ивану Сергеевичу было приятно знать, что в его усадьбе гостят друзья.

Писателю было дорого все, что напоминало о родине: и ветка сирени из его парка, присланная Ж.А. Полонской, и сообщения о доме, о школе, о крестьянах. Его сильней, чем когда-либо, тянуло на родину, но с каждым днем все больше осознавая, что побывать в родных местах ему уже не суждено, он высказал в письме к Я.П. Полонскому свою последнюю просьбу: «Когда вы будете в Спасском, поклонитесь от меня дому, саду, моему молодому дубу, родине поклонитесь, которую  я  уже, вероятно, никогда не увижу». 

Французский писатель Андре Моруа говорил: «Видно, есть в российских пейзажах таинственная прелесть, и тем, кто однажды узнал их, суждено до гробовой доски любить их и по ним тосковать». Так и И.С. Тургенев до самой смерти хранил в памяти особенную красоту тенистых аллей спасского парка, «заросших шелковистой травкой и земляникой», туман, ползущий вверх по склонам холмов, и витающий в чистом сухом воздухе аромат спелой свежескошенной ржи. И сегодня, спустя более ста тридцати лет со дня смерти писателя, многочисленные почитатели  его таланта приезжают в Спасское, чтобы прикоснуться к  его творчеству и увидеть те места, что вдохновили нашего великого земляка на создание бессмертных произведений.

Прочитано 1308 раз Последнее изменение Суббота, 30 Январь 2016 19:38
Другие материалы в этой категории: «На тысячу верст кругом - Россия, родной край...» »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Защита от спамаJoomla CAPTCHA