Пятница, 23 Март 2018 16:46

Пролила немало я горьких слез...

Автор Антонина Курлаева
Оцените материал
(2 голосов)

Дорогие читательницы! После недолгого перерыва мы возобновляем традиционную страничку «Между нами, женщинами». Пишите нам, рассказывайте свои истории из жизни, возможно, они помогут кому-то выйти из трудной ситуации, найти себя или обрести дело по душе. Наш первый рассказ от Альбины О. Автор не пожелала называть своего настоящего имени и фамилии, но, наверняка, от этого история не потеряла своей актуальности…

Поражаюсь, когда слушаю по телевидению исповеди женщин, решившихся в советское время родить от африканцев. Как это они не побоялись гнева родителей, осуждения общественности? Мои родители едва ли не до последних своих дней не могли простить мне, что опозорила семью, «принесла в подоле».
Нас с сестрой воспитывали в строгости. Мы очень хорошо учились. Я, бывало, за учебниками сидела до двух часов ночи. И что-то не припомню случая, чтобы нас мама с папой хвалили за хорошие оценки. Правда, с родительских собраний они приходили в приподнятом настроении.
Отец был умным, образованным человеком, но при этом ужасно закомплексованным. К примеру, он очень дорожил мнением своей коллеги Маргариты Семеновны (Сумчиха, так ее почему-то называли). Со своей семьей она жила напротив нашего дома. И отец по вечерам не разрешал нам выключать свет в комнатах, где никто не находился.
- Пусть горит, а то Маргарита Семеновна подумает, что мы экономим…
Хотя сама Сумчиха отличалась невероятной скупостью. Во всяком случае, приходила к нам с сыном Колей на все праздники, но к себе не приглашала. Кстати, Николая прочили мне в мужья. Красивый черноглазый парень, но такой скучный, недалекий.
На старшем курсе Тульского политехнического института я родила дочку вне брака. Влюбилась в парня, а он оказался подлецом: крутил роман одновременно с двумя девушками. Сколько я слез пролила! Родным боялась признаться, домой не приезжала, иногда звонила и говорила, что очень занята. В чужом городе, без денег, без моральной поддержки… В общежитие ребенка из роддома не принесешь. Выручила подруга-одноклассница, она училась в Тульском пединституте. Поговорила с дедушкой, который подрабатывал натурщиком на худграфе, и он, посоветовавшись с бабулей, предоставил нам с Анечкой угол в доме старой постройки на окраине города. Длинная-предлинная комната с толстыми стенами, высоким потолком и узким окошком. В тот момент моей измученной, истерзанной душе хотелось только покоя и одиночества. И я, зайдя в комнату, которая казалась каменным мешком, вздохнула с облегчением.
Моя старшая сестра, почувствовав неладное, приехала в общежитие, все разузнала. Мы весь вечер, крепко обнявшись, плакали навзрыд, а потом хохотали, любуясь на малышку.
- Бедная ты моя, столько пережила. Наверное, в роддоме на тебя косо смотрели…
- Ой, да мне наплевать. Вот как отец посмотрит…
- Давай, я поговорю с мамой? Она поймет…
- Мне все равно.
А через две недели получила от сестры письмо, в котором она в красках рассказала о реакции родителей. Честно говоря, я другого и не ожидала.
- Нагуляла ребенка, принесла в подоле… Да чтоб ее ноги в доме нашем не было. Это мать во всем виновата, воспитывать надо было. Что скажут соседи, Маргарита Семеновна?
Мать просила отца смириться, да где уж там.
После этого письма я поняла, что рассчитывать нужно только на себя. Откуда-то появились силы, точнее сказать - крылья. Написала одинокой маминой тетушке в Москву, взяла дочку, красный диплом - и прощай, моя никудышная жизнь. В столице в начале 90-х было трудно, а я не боялась рисковать. Буквально через два года смогла материально отблагодарить всех добрых людей, которые меня поддерживали. Разумеется, выслала деньги (и немалые) родителям. Они бедствовали, и отец плакал, получив большую по тем временам сумму. Об этом мне написала сестра. После ее письма мы с Анечкой приехали в Мценск с подарками и продуктами. Нам были рады, родители целовали внучку и просили у меня прощения. Да кто старое помянет…
Именно в родном городе я встретила настоящего мужчину, с которым живем душа в душу тридцать лет. Женщина, если она не алкоголичка, никогда не пропадет. Верьте в себя, девчонки!

Прочитано 362 раз Последнее изменение Пятница, 23 Март 2018 16:54
Другие материалы в этой категории: « Ну, мода, погоди! Вспоминая деда... »

1 Комментарий

  • Комментировать Людмила Воскресенье, 06 Май 2018 02:44 написал Людмила

    Добрый день, уважаемая одинокая отличница ТПИ.
    Вы же НЕ Руссий Роман смотрите, и так приступим к фактам, отчасти вашим:
    1. На старшем курсе Тульского политехнического института я родила дочку вне брака. - ГОД ПОКА НЕ ПОНЯТНО.
    2. Длинная-предлинная комната с толстыми стенами, высоким потолком и узким окошком. - можно адрес?
    3. Написала одинокой маминой тетушке в Москву, взяла дочку, красный диплом - и прощай, моя никудышная жизнь.
    В столице в начале 90-х было трудно - значит год был как минимум 91, максимум 93-9*, т.к. в 1994 ТПИ стал ТГПИ. Но для против вас тем более не существенно.
    4. После "мы с Анечкой приехали в Мценск с подарками и продуктами, Именно в родном городе я встретила настоящего мужчину, с которым живем душа в душу тридцать лет" - это минимуму 1992 г..
    5. Женщина, если она не алкоголичка, никогда не пропадет. Верьте в себя, девчонки! - Ала Верды.

    В итоге Антонина Курлаева (автор) имеет дочь 1991 года - 27 лет, плюс муж с 1992 г. - 26 лет в браке.

    А так конечно ждём сканы документов.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Защита от спамаJoomla CAPTCHA