Среда, 23 Сентябрь 2020 14:49

Зло должно быть наказано

Автор Ольга Федулова
Оцените материал
(0 голосов)

Сейчас моя знакомая Оксана Волкова (фамилии и имена героев статьи изменены. – Прим. ред.) – пенсионерка, занимающаяся дачей и внуками. Удивительно, но на склоне лет ее жизнь стала спокойнее и счастливее, чем была в молодости. Она растила дочь Надежду одна, без мужа и бабушек с дедушками, в лихие девяностые, когда лишнюю конфету купить было не на что.

Жизнь Оксаны была полна тревог и забот – и не только из-за работы (женщина трудилась в печатном издании своего города), но и из-за дочки. Стоило Наде задержаться в школе, как Оксана сразу же начинала звонить учителям и классной руководительнице. Беспокойство было вполне обоснованным: в одном классе с Надей учился мальчик Жора Шлыков по кличке Шлык. Этот мальчишка имел просто патологическую потребность мучить и издеваться над теми, кто слабее его. Весь класс от него стонал.
Началось все с пятого класса. Жорка не был сильнее или физически развитее, чем его одноклассники, но он имел огромный заряд злобы и агрессии, потому его и боялись все, особенно девочки. Вечно он с кем-то дрался, кого-то избивал, кого-то высмеивал и дразнил. Дети из класса рассказывали, что он ловил бездомных кошек и калечил их.
Надю Волкову Жорка избрал постоянной мишенью для своих нападок. Надо сказать, что девочка была тихой и застенчивой, никому не могла дать отпор, на обиды отвечала слезами. А для Шлыка ее слезы как раз и были лучшей наградой. Жорка бил Надю по голове тяжелым учебником, сбрасывал со стола на пол ее тетради, черкал в ее книгах, дразнил Волчихой, которая пришла из леса.
Учителя почти не защищали Надю от Жоркиных издевательств, потому что он был хитрым и при них девочку не трогал, а жаловаться Надя боялась. Классный руководитель многое знала о Жоркиных проделках, но тоже не становилась на защиту затравленной девочки: она не любила тихих детей, считала, что каждый должен сам за себя постоять.
Для матери же Нади плач дочери, когда она возвращалась из школы, был поистине пыткой. Надя не хотела по утрам идти в школу, потому что боялась Жорку. Оксана обращалась к учителям с просьбой о помощи, но толку от ее просьб не было.
Все это продолжалось почти полгода. Наконец Оксана решила поговорить с Жоркиными родителями. Узнала у классной руководительницы их адрес и отправилась вечером к ним. Отца дома не было, Оксана разговаривала с Жоркиной матерью – в дверях квартиры, внутрь ее не пригласили. Впрочем, мама Шлыкова беседовала довольно вежливо; она сообщила, что регулярно говорит с сыном о его поведении в школе, что папа даже наказывал его ремнем. На вопрос Оксаны, в порядке ли у мальчика психика, не стоит ли сходить к врачу или психологу, Жоркина мама сказала, что, дескать, к невропатологу они обращались, у мальчика все нормально. И вообще он хороший ребенок, добрый и отзывчивый, помогает маме и папе по хозяйству, ни в чем плохом дома не замечен. В семье царят любовь и понимание.
Буквально на следующий день Надя пришла из школы, рыдая: Жорка перебросил ее портфель через школьную ограду, а потом гонял его, как футбольный мяч, – все учебники и тетради вывалились из портфеля, все испачкалось в грязи. А самой Наде поставил синяк на щеке.
Тут уж Оксана не выдержала и сама отправилась в школу разбираться с Шлыковым. Она застала Жорку в классе за партой, на перемене.
- Ты бьешь слабых и беззащитных, тебе нравится, когда им больно, не хочешь ли сам узнать, каково это?
И Оксана с силой сжала руку мальчишки выше локтя. Странно – Жорка даже не поморщился, и выражение его лица не изменилось. Он вообще звука не издал. И Оксана подумала: наверное, у него действительно что-то неладно с головой, ведь известно, что порой у психически больных людей снижен порог чувствительности. Но ведь это не повод позволять ему творить все, что он хочет! В конце концов, пусть родители тогда его лечат! И Оксана сказала: «Если ты еще раз близко подойдешь к Наде, если хоть чем-то заденешь ее – берегись. С тобой разберутся по-другому».
На другой день Оксана снова пошла на квартиру к Шлыковым. На сей раз ее встретили и мать, и отец. Оксана разговаривала с ними уже иначе:
- Уймите своего сына, иначе я ославлю вас на весь город: напишу статью в газету, что вы не умеете воспитывать своего ребенка, что вы никудышные родители. И вообще – если ваш сын ненормальный, то делайте с ним что-то!
С криками «Ты сама сумасшедшая!» Оксану едва не спустили с лестницы. На следующий день женщина узнала, что Жоркины родители приходили в редакцию жаловаться на нее. Редактор газеты ценил Оксану как ответственного работника и талантливого журналиста, у него и в мыслях не было, что Волкова сможет использовать свое служебное положение для сведения счетов с кем бы то ни было. Да она и сама никогда этого не делала и пригрозила Шлыковым просто от отчаяния.
Тем не менее редактор, вникнув в ситуацию, посоветовал Оксане не сдаваться и действительно написать острую статью о семье Шлыковых, о поведении их сына и о бездействии педагогов, если мальчишка будет вести себя по-прежнему. Но писать ничего не пришлось: Жорке, видимо, дали дома такую хорошую встряску, что он притих и вообще перестал приставать к одноклассникам.
После девятого класса он в школу не вернулся: поступил в какое-то ПТУ, но не окончил его - угодил в колонию. Потом было еще несколько ходок за какие-то нехорошие дела. Где он теперь и что делает, неизвестно. Его родители куда-то переехали из города.
А все-таки жалко немного этого пацана. Если бы родители изначально заняли другую позицию, если бы серьезно занялись воспитанием и лечением сына, если бы вмешалась школа, все могло бы сложиться иначе. И не пришлось бы Оксане портить нервы, а ее дочери и другим детям страдать от издевательств неуемного одноклассника. Да и жизнь мальчика, возможно, была бы другой…

Прочитано 857 раз Последнее изменение Среда, 23 Сентябрь 2020 15:02
Другие материалы в этой категории: « Собаки нашего двора Выживали, как могли… »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Защита от спамаJoomla CAPTCHA
// // //