Четверг, 23 Март 2017 13:46

Мария Корчагина: «Я с древа жизни, с каждой ветки срывала разные плоды…»

Автор Антонина Курлаева
Оцените материал
(1 Голосовать)

Друзья, сегодня в гостях у «МК» известный мценский поэт и журналист, дипломант международной премии «Филантроп», лауреат поэтического конкурса Орловщины Мария Корчагина. Многие стихи Марии Степановны положены на музыку.
Поэт Иван Александров, предваряя первый сборник стихов М. Корчагиной «Мы друг другу нужны», написал: «Лучшие из стихов глубоко лиричны и гражданственны. Самые проникновенные строки автор посвятила своему деревенскому детству, отцу и матери, любви и дружбе, родной природе».

 

- Если поэт – женщина, то это непременно любовная лирика. А в ваших стихах – поэтический рассказ о своем босоногом детстве, малой родине, земляках, переживших войну, размышления о дружбе, природе, которая лечит душу и придает нам силы.
- Душа моя была больше потрясена войной, голодом и холодом, очарована природой моей неброской деревеньки, но у меня есть стихи о любви и соответствующие ей переживания.
Казалось, открою всю душу,
И чувства рванутся вперед.
Но только увижу - и струшу:
На выдохе слово замрет…
Лишаюсь и слуха, и зренья,
Стучусь, как в пустое жилье…
Какое бы выдумать зелье,
Чтоб сердце прозрело твое?
- В каждой строке, написанной вами, чувствуются душевные переживания и раздумья, житейские наблюдения. К каким истокам обращаетесь? Откуда вы родом?
- Мое детство прошло в глухой деревеньке Сычи. «Здесь соловей округу оглашал – то умирал, то воскресал в рыданьях. Здесь первая любовь, едва дыша, мне назначала робкие свиданья…» Дитя войны… Отца я не видела, погиб. «Как ногою под дых – похоронка на вымытый стол». Дом наш сгорел в пожаре войны, а семья вернулась из оккупации в землянку. Возвращение мамы с мешком на плече и пятью детьми, мал мала меньше, запечатлел военный корреспондент Александр Устинов. Этот снимок был напечатан в его книге «С лейкой и блокнотом» и журнале «Крестьянка». Нас не столько пугала землянка, сколько постоянное чувство голода. Все выросли, получили образование, поддерживали друг друга и в горе, и в радости. Сегодня мы остались вдвоем с сестрой Раисой. Своей маме я посвятила стихотворение «Вдова», которое из года в год читаю на встречах с любителями поэзии.
Скажи мне, мать, какую силу
Тебе судьба в друзья дала?
Ты руки, как крыла, раскинув,
От смерти нас уберегла.
И в пору злую, неминучую,
В полшаге от извечной тьмы,
Недоеданием измучена,
Щитом стояла над детьми.
Я кланяюсь вам, наши матери,
Смерть победившие вдвойне.
Каленого железа хватит ли,
Чтоб выжечь память о войне?
Читать я научилась рано и уже в шесть лет пошла в школу. Семилетку окончила в селе Бортное - бывшем имении дочери известного историка Николая Михайловича Карамзина. В детстве была вожаком, ходила с соседскими ребятишками в лес за щавелем, баранчиками, возглавляла набеги на сад деда Гриши. Голод, увы, не тетка. «Я щеголяла цыпками, как новшеством, в чужих садах распоряжалась всласть…» Может быть, поэтому не могу пройти мимо голодных бродячих собак и бездомных кошек, подкармливаю, как могу. Будь у меня деньги, непременно бы организовала приют для домашних животных.
- Мария, а стихи вы пишете с детства?
- С подросткового возраста. После окончания семилетки училась в Протасовской средней школе и здесь встретила свою незабвенную учительницу Раису Алексеевну Масленникову. Она читала нам наизусть стихи и поэмы Пушкина, Лермонтова, Некрасова, щедро бросала в наши неокрепшие души семена любви, учила в любых обстоятельствах оставаться людьми. В моей судьбе она сыграла огромную роль.
Свое первое стихотворение сочинила в 14 лет и прочитала его сверстникам по дороге в школу. Когда вышел мой второй поэтический сборник, Раиса Алексеевна написала поздравление: «Победителю ученику от побежденного учителя». И это вовсе не значит, что я в чем-то превзошла ее, напротив, имя моей учительницы широко известно в лингвистических кругах, она автор десяти книг по устному народному творчеству. Со всех уголков России звонят Раисе Алексеевне ее благодарные ученики, приезжают в уютный дом на краю Орла, приглашают в гости. Мы ее любим.
- О нашем поколении Владимир Высоцкий написал: «Мы книги глотали, пьянея от слов».
- Вот уж действительно глотали. В деревне свадьба, а я лежу на печке в землянке, мрачно, холодно, и читаю «Анну Каренину», пьянея от каждого слова великого писателя. Заходит мама и говорит с укором: «Дочка, что же ты сидишь? Все твои подружки на свадьбе. Как же они без тебя, такой плясуньи?» Танцевать я очень любила, особенно вальс, под гармошку отплясывала барыню, на ходу сочиняя частушки. А тут, погрузившись в чтение, никого не слышу и не вижу. Какая там свадьба, до нее ли! Сегодня очень люблю Тургенева, стихи и прозу Бунина, Пастернака, поэзию Серебряного века, Ахматову, Друнину, Роберта Рождественского.
- А что вас привело в журналистику?
- Человек должен заниматься тем, что он лучше умеет, к чему лежит душа. Кстати, после окончания сельской школы я работала продавцом в Сталинграде. Вот только душа просила иного дела. В то время деревня Сычи входила в Моховской район, в местной газете часто публиковались мои стихи и заметки. Редакции понадобился литсотрудник, мне предложили эту должность, и я была на седьмом небе от счастья. Ездила по району на велосипеде, брала интервью у председателей колхозов, писала о механизаторах, доярках, хлеборобах. А в 2 часа ночи приходила в редакцию, зажигала керосиновую лампу и принимала по радио передовицу для газеты.
Затем поступила в Орловский пединститут на историко-филологический факультет. Там познакомилась с будущим известным поэтом Виктором Дронниковым, он всегда меня поддерживал, помогал в творчестве. Позже работала внештатным корреспондентом в газете «Орловская правда», посылала свои стихи, новеллы в центральные газеты и журналы. Гордилась, но нос не задирала. Несколько лет трудилась корреспондентом в мценской районной газете. С удовольствием писала на тему нравственности, о людях, стараясь найти в каждом человеке изюминку.
- Один из ваших последних сборников стихов и новелл «Добру откроется душа», вышедший в свет в 2012 году, я бы назвала исповедальным...
- В некоторой степени это так, пора подытожить, как жизнь прожил, вспомнить тех, кто «когда-то столкнулся со мной на земле». Очень большую роль в моем творчестве сыграл Иван Васильевич Александров. Его стихи меня просто поразили, другого слова не подберу. Он щедро делился своими знаниями, учил краткости и метафоричности, редактировал мои первый и второй сборники. Памяти Ивана Васильевича я посвятила стихотворение:
А в Гудиловке дождь,
а в Гудиловке снег.
Дышит жаром вспотевшее лето.
И пылает созвездий
негаснущий свет
Над покинутым домом Поэта…
Затерялся родник средь
нетронутых трав,
Там, где вербы грустят одиноко.
И та келья, что «не для забав»,
Без него опустела до срока.
Без него ветер гонит багрянец листвы
И дрозды делят гроздья рябины.
Да над полем пожухлой от зноя травы
Суетятся осенние ливни.
Скоро-скоро пожалует в гости зима
И покроют все белые мухи…
Здесь когда-то, как ульи, гудели дома,
А сегодня все стынет в разрухе...
В сборнике «Добру откроется душа» звучит тема дружбы, проверенной временем. В институте я встретила друга всей моей жизни. Зинаида Никифоровна Позднякова была особенным человеком. Нас связывали с ней 42 года до самой ее нежданной смерти. В городе Ефремове, где я работала преподавателем в техникуме, приобрела замечательную подругу Алю. Удивительна судьба у этой женщины. Из Ефремова она уехала в Нижний Новгород, со временем постриглась в монахини. Мы не теряли связи друг с другом. Она меня очень поддержала, когда ушла из жизни подруга Зина. Храню ее пожелтевшие письма: «Машенька родная, родной мой человек! Я просто тебя сейчас крепко-крепко обниму, уткнемся друг в друга, и пусть мое сердце примет хоть частичку твоей неизбывной боли». А потом ее не стало, и новый рубец на сердце. В московской клинике познакомилась с медсестрами Ириной и Ольгой, девушки ухаживали за мной в послеоперационный период, словом, вместе с врачами (особая благодарность и нашему доктору Сергею Николаевичу Швецу) поставили меня на ноги. Новый год встречаю в Подмосковье, а летом друзья приезжают ко мне. 35 лет связывают меня с еще одним верным и порядочным другом Надеждой. «Мне надо немного: поля и дорога, надежный и ласковый дом. Зажженные свечи и добрые встречи, друзья за накрытым столом». Всем своим самым дорогим и лучшим из лучших я посвятила стихи.
- Мне всегда казалось, что можно любого более-менее грамотного человека «натаскать», и он станет хорошим корреспондентом. А вот о поэте так сказать и в голову не придет. «Одуванчики – солнышка дети разбежались по теплой земле», «колокольно звонкий воздух», «аист весну посадил на крыло». Все так сочно и образно! Откуда берутся стихи?
- Сама удивляюсь: откуда? У меня такое чувство, что стихи будто кто-то диктует, но, на мой взгляд, только тем, кто не теряет своего душевного пространства. У поэта Григория Поженяна есть строка: «Пусть я не лучше других деревьев… Просто я другое дерево». Могу часами наблюдать в Верхнем Ущерево за полетом аиста, рассматривать тонкий лепесточек первоцвета, и впечатления сами собой складываются в строки. «На цыпочках перед природой стою, дыханье затая». Не понимаю трудоголиков, все бегом, бегом… Остановитесь, взгляните на звездное небо, на деревья, осыпанные инеем, прислушайтесь к полету шмеля.
- «Природа всем нам душу лечит, бескрылых двигая в полет…». Мария, а каким четверостишием вы бы закончили сегодняшнее интервью?
- Подытожим нашу беседу? Что ж, возможно, будет уместно вот это.
Начать ли с белого листа
И жизнь свою переиначить?
Но нет… Душа о прошлом плачет,
А перед будущим чиста.
И невозможно повторить,
Что в Лету кануло когда-то…
Я просто памятью богата
И всех прошу меня простить.
В сегодняшнем, закабаленном деньгами и выгодой мире стараюсь находить островки милосердия и любви. Стихи, природа, добрые встречи – это мое. Этим дышу и живу…

Прочитано 510 раз Последнее изменение Четверг, 23 Март 2017 13:55

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Защита от спамаJoomla CAPTCHA